Экономика

Петроюань и мир без Запада

Во второй половине января в Китае ожидается событие, которое, по меньшей мере, теоретически может повлечь за собой очень далекоидущие и масштабные последствия. На Шанхайской международной энергетической бирже (Shanghai International Energy Exchange), наконец, может начаться многократно откладывавшаяся торговля фьючерсами на нефть за юани.

Насколько большим будет интерес участников рынка к такой возможности, пока неизвестно, однако руководство Китая не скрывает надежд на то, что торговля нефтью, а в перспективе также другими энергоресурсами и сырьем за юани (к тому же, с возможностью конвертировать эти юани в физическое к золото) увеличит влияние государства на нефтяном рынке, и будет способствовать международной распространенности юаня. В 2017 году Китай стабильно опережал США, став крупнейшим импортером нефти и хочет играть соответствующую этому статусу и вместе с этим намного более выгодную экономически роль.

Можно прогнозировать, что вышеупомянутой возможностью охотно воспользуются Россия (крупнейший поставщик нефти Китаю) и Иран. Обеим странам это позволит, как минимум, частично обойти установленные Западом международные ограничения. Возможность торговли нефтяными фьючерсами за юани, по всей вероятности, окажется весьма востребованной на Евразийском экономическом пространстве, а также в ряде государств Африки и Латинской Америки. В то же время сомнительно, что в обозримом будущем такая торговля станет действительно международной, потому что в основном она ограничится только китайским рынком. Но и этого будет достаточно, чтобы возросли влияние Китая и распространенность юаня, в особенности в Евразии в рамках продвигаемого и развиваемого Китаем мега-проекта «Один пояс, один путь».

С учетом большого стратегического значения нефти и энергоресурсов в целом второй политический аспект даже важнее экономической составляющей. Торговля нефтью за юани, даже если первоначально это будет относиться к довольно скромной части рынка, означает, что Китай готов медленно, шаг за шагом уменьшать роль одного из краеугольных камней геополитической мощи США — так называемого петродоллара. Одновременно это означает снижение зависимости государства от финансовой системы США. Необходимо также принимать во внимание, что приоритетом Пекина недавно было объявлено внутреннее экономическое развитие страны. В случае Китая это сложно совместить с контролем главного геополитического конкурента над валютными потоками.

Постепенный отказ от доллара США — это также еще один шаг к так называемому миру без Запада, идея о котором очень популярна во многих государствах развития, где доминирует мнение, что Запад не учитывает их интересы или даже действует вопреки им. В рамках этого курса создаются различные альтернативы институтам Запада, и возможный переход на продажу на биржах сырья и других ресурсов за петроюани полностью вписывается в эту схему. Несмотря на то, что Китаю, России и другим создателям мира без Запада тот же Запад еще долго будет жизненно необходим как главный или, по меньшей мере, как значимый рынок сбыта сырья и товаров, тенденция продолжает развиваться и развертываться вширь. Это, факт, который должно учитывать каждое государство, в том числе и Латвия, при формировании отношений со странами развития.

Источник